Четырехлетняя борьба с битуах леуми и пенсионным фондом по вопросу профзаболевания и пенсии по инвалидности завершилась победой 

Мы периодически пишем об особенностях израильского страхования здоровья и жизни и о том, как бороться с Институтом национального страхования (Битуах леуми), страховыми компаниями и пенсионными фондами (смотрите отдельные статьи: Страховые иски, Страхование «шеирим», Машканта и страхование жизни, Как добиться страховых выплат в случае утраты трудоспособности, Как получить компенсацию после серьезной травмы на работе, Какая страховка лучше: программа в пенсионном фонде или полис «менаалим»? Как бороться со страховыми компаниями?)

Недавно мы поделились победой над двумя страховыми компаниями и Битуах леуми в процессе реализации прав клиента, перенесшего инфаркт. Не прошло и года, что называется, – и у нас новая радость: очередное дело, которое наш офис вел последние года четыре, наконец, завершилось, и у нас, похоже, есть чем похвастаться.

Олег (имя изменено), репатриант, проживающий на юге страны, навсегда потерял возможность работать по специальности и вообще работать из-за серьезного заболевания суставов, которое было вызвано условиями и особенностями работы. Олег сам обратился в Битуах леуми с просьбой признать профзаболевание, но получил лаконичный отказ. «Ваше заболевание с работой, увы, не связано», гласило отказное письмо. Поэтому БЛ отказал оставшемуся без средств к существованию больному человеку в каком-либо пособии.

Олег обратился к нам. Мы начали процесс против Битуах леуми, обратились в суд по трудовым спорам и добились назначения независимого судмедэксперта. В результате проведенной экспертизы суд  признал причинно-следственную связь между работой Олега и его заболеванием – и удовлетворил иск. Как следствие, Битуах леуми вынужден был назначить больному трудовую инвалидность и выплатить единовременное пособие.

Параллельно мы обратились в пенсионный фонд «Менора мивтахим», в котором Олег был застрахован своим последним работодателем, и потребовали согласно уставу фонда назначить больному пенсию по инвалидности. Но врачи «Меноры» посчитали, что больной вполне себе в состоянии работать, и отказали в просьбе.

Мы обжаловали решение в специальную апелляционную комиссию, действующую при пенсионном фонде. Новые врачи выслушали, осмотрели Олега и ознакомилась с документами. Но решения комиссия не изменила.

Мы обратились в суд по трудовым спорам и указали на грубые юридические ошибки, допущенные обеими медицинскими комиссиями. Адвокаты фонда, разумеется, возразили на иск. Выслушав доводы сторон, суд посчитал, что комиссия действительно допустила ошибки и предписал «Меноре» вызвать Олега на повторную апелляционную комиссию.

Дело вернули, новая комиссия выслушала больного и его адвоката, повторно ознакомилась с документами — и в результате признала Олега нетрудоспособным на 50% с 2014 года по конец 2019.

В итоге фонд задним числом заплатил инвалиду пособие с 2014 года поныне и признал его право на получение ежемесячного пособия до конца 2019 года. Когда срок назначенной инвалидности истечет, врачи «Меноры» ознакомятся с новыми документами Олега и определят его право на дальнейшее пособие. Возможно, снова придется с ними тягаться.

Вся история длилась около 4-х лет, и еще не все вопросы мы с Олегом решили. Но это уже победа, и мы ей гордимся.

Видео:

Производственные травмы

Врачебная халатность: экспертиза

Ошибки врачей: инородное тело

Медицинская халатность: примеры

Статьи по теме:

Инфаркт, стресс и депрессия как производственные травмы

Рак как профзаболевание

Рак легких как профзаболевание маляров

Потеря слуха как профзаболевание

Производственные травмы, полученные вне работы

ДТП и компенсации

ДТП и производственные травмы

Что общего между страховым полисом, завещанием и наследством?

Страхование детей от несчастных случаев

На иврите