О компании

Меня зовут Артур Блаер (1976). Я выпускник юридического факультета Колледжа управления (диплом с отличием). До получения лицензии я занимал должность ассистента профессоров, ведущих ряд курсов обязательных и факультативных дисциплин в Хайфском университете, в Академическом центре “Кармель” и в Колледже управления.

Стажировался в отделе коммерческих споров крупной тель-авивской юридической фирмы “M.Seligman” и в прошлом занимал должность ассистента окружного судьи тельавивского округа.

Практикую коммерческое, семейное и наследственное право. Обладаю большим опытом ведения крупных и сложных дел в судах всех инстанций, досудебной работы, процесса медиации и арбитража. Свободно владею русским, ивритом и английским языками.

Обо мне и о создании офиса

Я репатриировался в Израиль в 13 лет. К новой действительности я привыкал долго. Поначалу было сильное отторжение языка и всего израильского. Настоящая адаптация и интеграция началась в армии, а за иврит я по-настоящему взялся только в 22 года. Все началось со стыда: слушая курсы по истории средневекового искусства, я с ужасом понял, что банально не знаю 15%-20% слов, которыми пользуется преподаватель. Только тогда, с опозданием в 9 лет я начал много читать на иврите. Тогда уже меня охватила страсть к свободной, живой и грамотной речи, и этот интерес к языку не прошел до сих пор. Мое первое образование – филологическое. Я несколько лет проработал профессиональным переводчиком. А потом понял, что нужно получать специальность, и поступил на юридический.

Право меня не увлекало никогда и я решил стать адвокатом из сугубо практических соображений. Но здесь все пошло не по плану: пока я слушал лекции и читал прецеденты, у меня постепенно зарождался интерес к предмету. Просто, пока читаешь кейс, представляешь бытовые ситуации, включаешь воображение, сердце, здравый смысл, память, применяешь собственный опыт, – ты, в общем, переживаешь за людей, о которых и повествует судебное дело. В процессе чтения невольно сам ищешь решение, сомневаешься, вынашиваешь ключ, сравниваешь свое прочтение с анализом суда. Иногда радуешься совпадениям, но нередко и удивляешься, возмущаешься.

А главное – учишься. Учишься мыслить системно, креативно, учишься абстрагироваться, подавлять эмоции, сопоставлять нормы, проводить параллели, анализировать сложные факты, тренировать память и концентрацию, вырабатываешь профессиональную интуицию. В общем, учишься работе адвоката. А это, как оказалось, нисколько не скучно.

Так я втянулся и начал получать удовольствие от учебы. С третьего курса подрабатывал помощником преподавателей, сам читал лекции, вел практические занятия. Но суха теория, поэтому параллельно я начал работать юридическим помощником у очень хорошего адвоката, а еще помогал малоимущим семьям в организации «ШИЛ» — «шерут йеуц ла-эзрах».

Диплом с отличием позволил мне стажироваться в известной юридической фирме «Зелигман». Я практиковался в департаменте крупных коммерческих споров. Получив лицензию, еще около двух лет проработал ассистентом судьи окружного суда Анат Барон, впоследствии назначенной в Верховный. Потом еще несколько лет был штатным адвокатом в хорошей юридической фирме, специализирующейся на крупных финансовых и семейных спорах.

Только после этого я решил основать собственный офис. Миграционное и административное право Израиля я практиковал давно, с предметом был знаком с самых первых шагов в профессии, периодически помогая коллегам вести с споры с государством о толковании Закона о возвращении, получении израильского гражданства и проч. Миграционное право — это о чем вообще? Мы помогаем людям получить израильское гражданство по Закону о возвращении, сопровождаем пары в сложных процессах воссоединения семьи (у нас это называется “СтуПро”), спорим с МВД Израиля и консульской службой “Натив” о том, как можно и как нельзя применять Закон о возвращении, отстаиваем права людей забирать к себе в Израиль на ПМЖ пожилый родителей, стараемся разрешать очень сложные гуманитарные ситуации, связанные с получением статуса в Израиле.

Я выбрал миграционное право нашим основным направлением. Помимо этого мы разрешаем крупные коммерческие споры (конфликты между акционерами, инвесторами, корпоративные споры, реализуем в Израиле решения зарубежных судов), практикуем семейное право (разводы брачные контракты, раздел имущества, завещания), решаем наследственные вопросы (вступление в наследство по завещанию или по закону, споры между наследниками, реализация наследства).

Литигация в Израиле, защита клиентов в суде – наш профиль, но мы никогда не позволяем себе оскорбительного тона или просто неуважения к оппонентам, не преследуем людей в суде ради запугивания, не занимаемся «искусством ради искусства» — спорами ни о чем, лишь бы поспорить. Мы стараемся писать и выступать в судах грамотно, предметно и хладнокровно. Работаем мы на совесть и боремся за каждое дело, но с первой минуты стараемся объяснять людям существующие риски и вероятные сценарии развития событий, поэтому когда нужно советуем соглашаться на приемлемый компромисс.

В семейных спорах мы помогаем людям в различных ситуациях, но в первую очередь стараемся напоминать клиентам о главном – как остаться людьми, как не пожалеть о своих поступках в будущем, как защитить детей и остаться любящими родителями несмотря ни на что. Люди нам доверяют, а мы их доверием очень дорожим.

К своей работе я шел долго. Обучался делу я тоже долго, и за это время успел присмотреться и пристреляться к нему как студент, преподаватель, практикант, помощник судьи и штатный адвокат в крупной фирме. Мои наставники были все сплошь люди порядочные, строгие, требовательные и дисциплинированные — и все обладали завидной работоспособностью. Надеюсь, чему-нибудь толковому они меня научили.