Custom Gravatar Артур Блаер
11.06.2024

В современном обществе все чаще встречаются пары, которые живут вместе без официального оформления отношений. Однако это не означает, что они не имеют прав на совместно нажитое имущество. Недавнее судебное решение израильского суда в очередной раз подтвердило, что гражданские супруги могут претендовать на долю в жилье, даже если оно зарегистрировано только на одного из них, при наличии доказательств намерения совместного владения.

Апелляция отклонена: гражданский супруг имеет право на долю в жилье, несмотря на регистрацию только на одного из супругов

Окружной суд в Лоде отклонил апелляцию на решение израильского Суда по семейным вопросам, который постановил, что стороны являются гражданскими супругами, которые совместно владеют жильем, несмотря на то, что право собственности на этот объект недвижимости зарегистрировано только на имя истца.

Предыстория дела

Гиора и Авиталь (имена изменены) познакомилась в 2007 году и начали жить вместе в 2008 году в Маале-Адумим в квартире, которую Гиора купил задолго до знакомства. Для Гиоры и Авиталь эти семейные отношения были вторыми по счету, поэтому пара не заключала официальный брак. Из материалов дела следует, что Гиора и Авиталь были гражданскими супругами. В этих отношениях родилось двое детей.

Гиора купил квартиру в г. Маале Адумим до знакомства с Авиталь. В течение их совместной жизни Гиора несколько раз продавал квартиру и заменял на более просторное жилье, — по мере того, как увеличивалась семья. Наконец, последнее жилье в Маале-Адумим было продано, и по просьбе Авиталь было приобретено жилье в Ришон ле-Ционе, куда семья переехала с детьми. Жилье было зарегистрировано только на имя Гиоры.

Первоначально Гиора отрицал, что они с Авиталь были гражданскими супругами, но в апелляции он от этой позиции отказался. Гиора также утверждал, что они с Авиталь жили в «партнерском союзе», но с полным финансовым разделением, поэтому у Авиталь нет и не может быть никаких прав на жилье. Согласно утверждениям Гиоры, даже при самом “щедром” раскладе у пары в могла быть совместная собственность только на дополнительное имущество, накопленное в течение совместной жизни.

Решение суда по семейным вопросам

Суд первой инстанции установил, что стороны были гражданскими супругами. Суд по семейным делам согласился почти со всеми доводами Авиталь:

«Как отмечалось выше, стороны жили под одной крышей и поддерживали длительные отношения, в которых истец был основным кормильцем, а ответчица в основном выполняла роль домохозяйки, ответственной за воспитание детей. Поскольку совместное домохозяйство не обязательно означает равные источники финансирования между сторонами, даже если ответчица вообще не финансировала, она трудилась и вносила свой вклад в домашнее хозяйство».

“Намерение совместного владения”

Суд установил, что между сторонами было намерение разделить активы, и что есть много признаков совместного владения, которые легко опровергают, мягко говоря, неубедительный довод Гиоры о том, что Авиталь была “гостьей, живущей в его доме в качестве партнера по воспитанию детей без эмоциональных или финансовых обязательств».

Из материалов дела следует, что Авиталь мало работала вне дома во время их совместной жизни, в основном занимаясь домашним хозяйством и воспитанием детей. Авиталь, пояснил суд, также вносила финансовый вклад, когда это было возможно. Суд установил, что в семье был полный общий бюджет, несмотря на наличие отдельных банковских счетов. Доходы тратились на общие нужды, и фактически в семье была одна “общая касса”, пояснил судья первой инстанции.

Квартира — квинтэссенция семейного имущества

Суд также постановил, что жилье Гиора и Авиталь выбрали вместе после долгих лет совместной жизни и рождения детей. Cемья переехала в Ришон ле-Цион по просьбе Авиталь, причем некоторое время с ними жила мать Авиталь.

Поскольку это жилье — квинтэссенция семейного имущества, согласно правоприменительной практике в такой ситуации от Авиталь требуется относительно небольшое количество доказательств, чтобы подтвердить “намерение о совместном владении” (на иврите: “каванат шитуф”), при том, что Гиора изначально нес большую часть финансового бремени касательно этого жилья.

Суд по семейным вопросам постановил:

«Поскольку стороны жили как настоящая супружеская пара и каждый партнер вносил свой вклад в меру своих возможностей; поскольку первое жилье периодически заменялось на другое и улучшалось путем покупки 5-комнатного жилья в центре; поскольку в Ришон ле-Цион семья переехала по просьбе Авиталь; поскольку мать Авиталь жила вместе с “супругами”; поскольку Авиталь утверждала, что всегда рассматривала жилье как свое собственное; поскольку отношения между Гиорой и Авиталь не прерывались — все это в совокупности с обстоятельствами указывает на то, что жилье является совместным активом».

Доводы Гиоры в апелляции

Гиора не согласился с решением суда и апеллировал в суд второй инстанции, утверждая, что совместная жизнь сама по себе не дает прав на зарегистрированное на одного супруга жилье. Гиора назвал ошибочным вывод суда о том, что владение всеми активами в семье и, тем более квартирой в Ришон ле-Ционе, было общим.

Гиора пояснил, что сама по себе совместная жизнь и воспитание детей не дает партнеру прав собственности на жилье, зарегистрированное на второго супруга, особенно если эта квартира приобреталась Гиорой на деньги, полученные за продажу купленной задолго до знакомства другой квартиры.

Никаких конкретных доказательств того, что у сторон было “намерение совместного владения”, в деле нет и не было, пояснил Гиора в своем апелляционном заявлении.

Позиция Авиталь

Авиталь объяснила,  что вынуждена была стать домохозяйкой, чтобы воспитывать совместных детей, один из которых аутист, и решение это принималось осознанно вместе с Гиорой. Это позволило Гиоре благополучно работать и зарабатывать по 25,000 шекелей в месяц.

Решение Окружного суда

Суд согласился с выводами суда первой инстанции.

Доктрина конкретного намерения совместного владения (“каванат шитуф”) разработана судами после принятия Закона о финансовых отношениях между супругами, в котором законодатель исключил из баланса “внешние активы”, — имущество, приобретаемое супругами до брака или получаемое в дар или в наследство во время брака.

Из израильской правоприменительной практики следует, что далеко не каждые отношения обязательно включают совместное владение внешними активами. Чтобы подтвердить совместное владении внешними активами требуются дополнительные доказательства. Какие?

Судебная практика разъяснила, что здесь четкого критерия нет и быть не может, все зависит от обстоятельств каждого конкретного дела. Основной критерий делится на две подгруппы: одна касается самого имущества (вид имущества, его стоимость и степень финансовой вовлеченности супругов в него), а другая относится к самим супругам (является ли это первым браком, продолжительность брака, характер отношений, наличие детей и проч.

Если спор идет о квартире, судебная практика придает большое значение тому обстоятельству, проживала ли семья в этой квартире. Учитывая особый статус квартиры, в которой пара проживала, суд неоднократно отмечал, что в спорах о таких квартирах от супруга следует требовать меньший объем и вес доказательств в подтверждение своего права.

Правоприменительная практика предлагает различные критерии для определения, было ли у супругов “намерение совместного владения” (“каванат шитуф”):

  • вид имущества актива (идет ли в деле речь о квартире, в которой пара проживала, или о другом имуществе)
  • когда квартира покупалась (до брака или после)
  • есть ли у второго супруга квартира или иное имущество, приобретенное им до брака и зарегистрированное на его имя
  • как долго собственность зарегистрирована на имя супруга
  • как долго семья проживала в этой квартире
  • продолжительность брака или отношений
  • производился ли в квартире капитальный ремонт и если да — как и кем оплачивался
  • была ли ипотека на имущество и если да — кем она выплачивалась
  • “поведение супругов” — некий общий размытый критерий характера финансовых взаимоотношений между супругами.

Применив эти критерии к делу Гиоры и Авиталь, апелляционный суд посчитал, что Авиталь предоставила более чем достаточно “дополнительных доказательств”.

При том, что квартира в Ришон ле-Ционе не ремонтировалась, квартира в Маале Адумим, в которой пара жила до этого, подверглась ремонту за счет Гиоры и Авиталь, что увеличило ее стоимость, а вырученные средства помогли приобрести последнюю квартиру. Последняя квартира в Ришон ле-Ционе покупалась по просьбе Авиталь, в ней семья прожила много лет. Эти обстоятельства, как посчитал апелляционный суд, с избытком отвечают требованиям «дополнительного обстоятельства» для совместного владения жильем.

Значение решения для гражданских супругов

Это решение может иметь определенное значение в спорах о разделе имущества. Позиция суда в деле Гиоры и Авиталь в очередной раз подтверждает, что неосторожные и неграмотные финансовые отношения между супругами могут привести к тому, что в случае спора суд сам смоделирует эти финансовые отношения — задним числом и далеко не всегда справедливо (хотя понятие справедливости здесь тоже вполне спорное).

Самый надежный способ обезопаситься от “помощи” суда — своевременно подписать брачный договор.

[14561-07-23]

Видео по теме:

5/5 - (1 голос)
Custom Gravatar
Артур Блаер Адвокат Facebook Youtube Instagram
Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5/5 - (1 голос)