Custom Gravatar Артур Блаер
21.02.2022

Гиюр, Закон о возвращении и израильское гражданство

Важно знать: не каждый гиюр признается МВД Израиля правомочным и законным для получения израильского гражданства

Кому положено израильское гражданство и как считать поколения?

Получить израильское гражданство по Закону о возвращении может еврей, сын или дочь еврея, внук или внучка еврея, а также их супруги – супруги еврея, сына или внука. Еврейство, согласно тому же закону, передается только по материнской линии. Евреев по отцу – в контексте Закона о возвращении – не бывает.

Согласно закону еврей — человек, родившийся от матери еврейки. Если мать — еврейка только “по отцу”, ее нельзя считать еврейкой. Правильно называть ее дочерью еврея, вторым поколением. Поэтому если вы сын “еврейки по отцу”, ваша мать — второе поколение, а вы внук еврея, третье поколение.

Если в семье у вас еврей только отец (не мать), значит, вы не еврей, а «сын еврея», второе поколение.

Если вы сын еврейки (которая в свою очередь дочь еврейки, вашей бабушки), следовательно, вы — еврей, первое поколение. Если вы, еврей, в браке с нееврейкой, ваши дети — второе поколение.

Если в семье у вас еврей только дедушка (не бабушка) – значит, вы не еврей, а “внук еврея», третье поколение.

Если ваша бабушка, мама вашей мамы – еврейка, значит, ваша мама еврейка и, соответственно, вы тоже еврей.

Если ваша бабушка, мама вашего отца – еврейка, значит, ваш отец еврей, а вы сын еврея, второе поколение.

Если ваша прабабушка, мама вашей бабушки, была еврейка, значит, ваша бабушка – еврейка, и так далее. Видео о том, как считать поколения:

Но если из всех евреев у вас в семье был только прадед (не путать с прабабушкой) – в этом случае вы всего лишь «четвертое поколение», Закон о возвращении на вас не распространяется и вы не получите израильское гражданство (об исключениях по правнукам евреев смотрите здесь).

Супруги евреев, супруги детей евреев и супруги внуков евреев имеют право на репатриацию и на израильское гражданство даже в том случае, если их мужья или жены умерли.

Вдовам евреев, вдовцам евреек, вдовам детей евреев, вдовцам дочерей евреев, вдовам внукам евреев и вдовцам внучек евреев положено израильское гражданство по Закону о возвращении. МВД Израиля и консульской службе «Натив» никогда не нравилось это положение и они часто стараются его не применять, но Верховный суд напомнил государству, что никаких вольных «интертрепаций» здесь быть не может (здесь наша статья по теме).

Гиюр и репатриация

А еще Закон о возвращении распространяется на неевреев, прошедших гиюр и принявших иудаизм. Согласно закону неофит, гер обладает правом на репатриацию и на израильское гражданство.

Гиюр — что это такое?

Гиюр — это путь, который позволяет неевреям принять иудаизм и стать частью израильской общины. Возможность прохождения гиюра особенно важна для людей, не связанных с Израилем еврейскими корнями, но испытывающих глубокое желание приобщиться к иудаизму и стать полноценными гражданами Израиля.

Гиюр — не просто формальная процедура, это долгий и серьезный процесс, который требует обучения и подготовки. Один из ключевых аспектов процедуры гиюра — это получение согласия от религиозных авторитетов.

Суть гиюра связана с историческими корнями народа Израиля, которые описаны в священных текстах. Это включает в себя символические ритуалы, такие как обрезание для мужчин и окунание в микву для очищения от духовной нечистоты. Церемонии обрезания и окунания — важные элементы гиюра, они подчеркивают символическое обновление и вступление в общество.

В процессе гиюра женщины тоже проходят процедуру окунания в микву.

Гиюр включает также ответы на вопросы судей, знание молитв и благословений.

Гиюр наделяет правом на израильское гражданство

Сам Закон о возвращении не дифференцирует такие процессы обращения в иудаизм на «правильные» и «неправильные», но богатый практический опыт заставил МВД Израиля разработать сложный механизм проверки гиюров на «кошерность», и иностранцам, планирующим прохождение гиюра, небесполезно знать, что их ожидает в результате.

«Мисрад апним», «Сохнут», «Натив» и другие ведомства и организации, которые отвечают за рассмотрение прошений на получение израильского гражданства по праву репатриации, не принимают на веру любые гиюры. Каждый случай рассматривается отдельно и очень тщательно. Если в результате проведенной проверки чиновники посчитают, что ваш гиюр не отвечает всем критериям, вам будет отказано в израильском гражданстве.

Однако отказ МВД в израильском гражданстве в силу гиюра — далеко не всегда истина в последней инстанции. Хотя спор с государством в таком вопросе — задача сложная, опытный иммиграционный адвокат может заставить систему работать строго в рамках правового поля и в подходящих случаях специалисту под силу отменить отказ.

Субъективный и объективный принцип проверки гиюра

В израильской судебной практике в прошлом существовала полемика о том, как государству следует проверять гиюр в контексте Закона о возвращении и на какие принципы опираться. Многие юристы и судьи полагали, что внутреннего, субъективного восприятия самого человека, его самоощущения и самоидентификации должно быть достаточно для того, чтобы гиюр был признан и гер получил право на алию и израильское гражданство по Закону о возвращении.

Но суд отказался от этой концепции. Суд пояснил, что лишь одного субъективного восприятия человека (себя гером и евреем) мало, когда речь идет о применении одного из самых важных израильских законов (Закона о возвращении) и о последующем предоставлении иностранцу израильского гражданства. Поэтому, как отмечал президент Верховного суда Аарон Барак в деле Тошбайм-Родригез, применение Закона о возвращении не может зависеть только от субъективного восприятия человека. Государство не вправе давать ключи кому угодно только исходя из личного восприятия желающего. Применение Закона о возвращении должно опираться на объективный критерий и анализ того, как человек приобщился к еврейскому народу. Только объективная оценка гиюра наделяет государство нужными правовыми инструментами, при помощи которых можно не допустить злоупотребление законом и попытки получить израильское гражданство нечестным путем.

“Правильный” и “неправильный” гиюр

Вся обширная правоприменительная практика по вопросам гиюра сводится к откровенной борьбе государства с злоупотреблением процедурой гиюра с целью получения израильского гражданства. В каждом судебном решении по вопросам гиюра и Закона о возвращении обсуждаются сложные механизмы проверок и анализа гиюра, призванные помогать Израилю выявлять фиктивные процедуры и попытки нечестно получить израильское гражданство.

Опыт у системы накопился огромный и она прилагает колоссальные усилия для борьбы с “некошерными” гиюрами.

МВД Израиля требует, и Верховный суд с этим условием соглашается, чтобы процесс гиюра проходил в признанной еврейской общине (קהילה יהודית מוכרת). Здесь каждый случай и каждая община индивидуальны и требуют особого рассмотрения, но община эта не должна принадлежать только к ортодоксальному направлению в иудаизме.

В нескольких известных прецедентах Верховный суд запретил МВД дискриминировать евреев из-за принадлежности к тому или иному религиозному направлению. Признанная религиозная еврейская община может исповедовать как ортодоксальное, так и реконструктивное, реформистское или консервативное направление иудаизма. Здесь главный критерий – не то, как община называется и к какой конфессии она принадлежит, а насколько она развита, как давно существует, насколько велика, как коммуницирует с другими направлениями, по каким принципам существует, как опекает своих адептов, какие институты в ней функционируют и многое другое.

В прошлом МВД Израиля отказывалось признавать зарубежные гиюры (гиюры, осуществленные за пределами Израиля), но в начале 2000-х в известном кейсе по делу Ташбайм-Родригез суд посчитал эту позицию незаконной. С тех пор государство обязано рассматривать и зарубежные гиюры в контексте репатриации и применения Закона о возвращении.

В первом кейсе по делу Мартины Рогачевой (2016) Верховный суд признал законность не только государственных, но и некоторых (не всех) частных гиюров. В деле Рогачевой признали частный ортодоксальный гиюр равина Карелица.

В кейсе Тошбайм-Родригез суд также запретил государству применять строгий критерий принадлежности к общине уже после завершения гиюра. Система настаивала на том, чтобы гер придерживался только той общины, в которой проходила процедура гиюра, и отказывала в праве на репатриацию и израильское гражданство, если человек менял общины, оставлял свою общину и прочая.

Суд посчитал эту позицию государства незаконной, в очередной раз напомнив системе, что понятное желание не допускать обмана и злоупотреблений не может, между тем, оправдать произвол. Суд, как всегда в подобных случаях, напомнил государству, что бороться с мошенничеством и отказывать ненастоящим герам нужно, но делать это можно только в рамках закона. Дискриминацию геров по тому принципу, который применялся МВД, и юридически никак не оправданное требование людям придерживаться только той общины, в которой они проходили гиюр, суд запретил.

«Искренний гиюр»

Но даже если мисрад апним не сможет придраться собственно к религиозной общине, в которой вы прошли гиюр, существует еще один применяемый государством критерий: «искренность гиюра». МВД может не признать ваш гиюр (гиюр «кошерный», правильный, отвечающий всем канонам и признанный раввинатским судом), если посчитает, что вы прошли весь процесс нечестно, неискренне.

Относительно этого туманного критерия очень сложно определить границы усмотрения чиновников и суда. Только опыт адвоката-специалиста, адвоката, который постоянно занимается вопросами израильского гражданства, статуса в Израиле, репатриации, его знания и профессиональная интуиция позволяют давать какие-либо оценки или прогнозы в каждой конкретной ситуации.

Кейс «искренний гиюр»

В кейсе по делу Эмиля Ковача (2015) Верховный суд не признал гиюр человека из-за негативного бэкграунда (незаконного пребывания в Израиле до гиюра) и не очень понятной ситуации с письмами, которые он предоставил в подтверждение своего гиюра. Похожее решение вынес Верховный суд и в деле Нины Шакил (2017).

В деле Ковача речь ситуация была такова: гражданин Сербии Эмиль Ковач посещал Израиль в качестве туриста с 1995 года. В 1997 он приобрел в Израиле поддельную рабочую визу и нелегально находился на территории страны в течение 6 лет. За это время он изучал иудаизм в ортодоксальной общине и будучи в Израиле просил записаться на программу государственного гиюра, в чем ему было отказано. В 2003 году МВД потребовало от Ковача покинуть страну, и он вернулся в Сербию.

В 2004 году Ковач прошел обряд обрезания и процедуру гиюра в Сербии, в бейт дин цедеке Европейской общины, а также сменил фамилию с отцовской на материнскую. В 2005 году Ковач приехал в Израиль по своему новому загранпаспорту с новой фамилией и снова нелегально остался в стране.

В 2008 году Ковач обратился в МВД с просьбой признать гиюр и на основании этого гиюра наделить его статусом нового репатрианта и израильским гражданством. Государство отказало в прошении, объяснив отказ нелегальным нахождением в стране. Ковач попросил пересмотреть решение, и его пригласили на собеседование. На интервью он рассказал, что его биологический отец — еврей, но не предоставил документальных доказательств. Ковач подробно рассказал о пройденной им процедуре гиюра в Сербии. Он объяснил, что из-за большого расстояния встречался с раввином только 5-6 раз, между тем посещал синагогу дважды в месяц.

Система потребовала дополнительные доказательства, включая подробную декларацию от раввина относительно процедуры гиюра и связи Ковача с общиной после завершения гиюра. Ковач смог предоставить только собственную декларацию, которая не убедила систему — и ему предложили пройти гиюр в Израиле. На программу официального гиюра Ковача не приняли и он прошел процедуру “гиюр ле-хумра” (утвердительный гиюр) в частной общине.

МВД отказалось признавать право Ковача на репатриацию и потребовало от него немедленно покинуть страну. Получив отказ, Ковач обратился в Верховный суд.

Верховный суд тоже потребовал от Ковача дополнительных доказательств — декларации от раввина, который готовил Ковача к гиюру в Сербии либо от самих раввинов-даяним (судей), которые признали в Сербии этот гиюр, а также имена других геров, прошедших ту же процедуру в Сербии.

Ковач предоставил электронное письмо от раввина, который готовил его к гиюру в Сербии, а также письма от раввина и судей раввинатского суда, который признали гиюр в Сербии.

МВД внимательно проанализировало эти письма, и нашло в них противоречивую (как посчитала система) информацию. Чиновники обратили внимание на неточности вплоть до месяца по датам, указанным в письмах, относительно того, когда Ковач стал членом еврейской общины, когда и где посещал синагогу и проч. Чиновники объяснили, что письма противоречат подробным ответам, которые Ковач давал на интервью.

МВД также посчитало, что письмо от раввина недостаточно подробно описывает процедуру гиюра, программу гиюра, степень вовлеченности Ковача в процесс и др.

Из документов, которые система внимательно изучила, суд сделал вывод, что программа гиюра — даже если и считать этот гиюр нефиктивным — была слишком ограниченной и не отвечала определенному минимуму.

Сотрудники МВД также поговорили по телефону с одним из раввинов, которые подписали Ковачу письма в подтверждение того, что он посещал синагогу. Из служебного конспекта этого разговора следовало, что Ковач просил раввина подписать письмо и, добившись своего, испарился и больше не появлялся.

МВД также отметило, что Ковач не предоставил доказательства своей активной принадлежности к еврейской общине после гиюра.  Из ответов Ковача следовало, что после гиюра и как минимум за полгода, предшествующие судебному разбирательству, он не посещал синагогу, какую-либо еврейскую общину.

МВД также не посчитало, что из предоставленных Ковачем документов сложно понять, каким образом связаны между собой раввин, сопровождавший Ковача в подготовке к гиюру, и раввинатский суд, признавший этот гиюр.

На судебном слушании (суд трижды проводил заседания по делу) Ковач попытался ответить на все претензии государства, но суд не посчитал его доводы убедительными.

В итоге суд согласился с позицией МВД. Суд тоже придал немалое значение тому, что Ковач несколько раз и подолгу нелегально находился на территории Израиля. Вслед за МВД суд обратил внимание и на новый загранпаспорт Ковача и смену фамилии, истолковав это как недобросовестность и попытку обойти формальный запрет на въезд. Не забыли и о поддельной рабочей визе, которая была у Ковача в его первый приезд в Израиль. Суд объяснил, что все эти обстоятельства оправдывали подозрительность со стороны МВД и требование системы предоставить дополнительные документы о гиюре.

Требование доказать связь с еврейством и общиной после гиюра оправдать было сложно, поскольку оно противоречило позиции суда в деле Тойбайм-Родригез, но по остальным вопросам суд был согласен с МВД.

Суд также не нашел ответы на все вопросы, которые возникли в деле, и вслед за МВД придал решающее значение поведению Ковача до и после гиюра.

В деле Нины Шакил речь шла о гиюре, который Шакил прошла в Украине и впоследствии подтвердила в раввинатском суде Израиле. Несмотря на подтверждение гиюра в израильском раввинатском суде МВД потребовало от Шакил дополнительные доказательства, подобно тому, что требовалось в деле Эмиля Ковача: подробные письма от раввинов с описанием процедуры гиюра, обстоятельств, учебной программы и проч., декларации и многое другое. Шакил утверждала, что не обязана все это предоставлять после того, как убедила раввинатский суд в своем гиюре.

Но Верховный суд согласился с позицией МВД и объяснил, что решения каждой инстанции работают в разных плоскостях. Раввинатский суд уполномочен давать оценку гиюра с позиции галлахи, а МВД отвечает за соответствие гиюра применительно к Закону о возвращении.

Поскольку Шакил отказалась предоставлять дополнительные доказательства, суд отклонил ее петицию.

В деле, которое вел наш офис, суды первой и второй инстанции тоже отказывались признавать полноценный ортодоксальный гиюр наших доверителей (гиюр, который был признан раввинатским судом в Израиле) из-за незаконного пребывания в прошлом в Израиле, и нам удалось решить вопрос только в гуманитарном ключе (подробности здесь). И в этом деле, подобно кейсу Ковача, шла речь о людях, в прошлом нелегально находившихся в Израиле. Вернувшись в Украину они прошли 6-летний полноценный гиюр, затем продолжали оставаться активными членами еврейской общины и посещать синагогу.

Но МВД придало большее значение незаконному проживанию в Израиле задолго до гиюра — и отказало в праве на израильское гражданство. К слову скажем, что и собеседование, которое провели паре, было далеко необъективным, вопросы задавали очень сложно и путанно, и ответы толковались с крайне негативной позиции и только под одним углом зрения. Паре пришлось пройти с нами долгий и сложный путь в нескольких судебных инстанциях, и вопрос до сих пор не решен до конца.

Нелегальное пребывание в Израиле и гиюр

Если вы прошли гиюр в Израиле и в процессе прохождения этой процедура находились на территории Израиля нелегально, МВД с высокой долей вероятности не признает ваш гиюр в контексте Закона о возвращении и не предоставит вам израильское гражданство по праву репатриации.

Суд неоднократно защищал такую позицию государства. Так суд высказался в уже упомянутом кейсе по делу Мартины Рогачевой и так было решено в кейсах по делу Макларена (2016) и в совсем недавнем решении по делу Лоренци Данте (20.12.21).

Автор: адвокат Артур Блаер

Оцените статью
Понравилось? Расскажите друзьям:
Custom Gravatar
Артур Блаер Адвокат Facebook Youtube Instagram
Связаться с нами
* Обязательно к заполнению