Custom Gravatar Артур Блаер
20.06.2024

Четверть века борьбы за право на проживание в Израиле — и гуманитарный статус

Представляем вашему вниманию подробный разбор важного судебного решения по гуманитарному делу гражданки Филиппин и ее несовершеннолетнего сына, родившегося в Израиле. Это решение суда первой инстанции ярко высвечивает всю болезненность и неоднозначность ситуаций, когда люди, годами проживающие в Израиле и глубоко интегрированные в израильскую действительность, сталкиваются с угрозой депортации из-за отсутствия легального статуса.

Случай Л. — лишь одна из многих непростых историй, связанных с вопросами легализации в Израиле. Нередко в таком положении оказываются вдовы израильтян, не успевшие пройти ступенчатую процедуру до конца, супруги после развода, дети, выросшие в Израиле, и другие категории людей, имеющих прочные семейные и социальные связи со страной.

Для рассмотрения подобных дел в Израиле существует специальная межведомственная Гуманитарная комиссия. Однако на практике непросто даже добиться передачи дела на рассмотрение комиссии. Зачастую МВД отклоняет такие заявления с порога, ссылаясь на формальное отсутствие оснований для легализации. А когда заявления все же ложатся на стол комиссии, далеко не всегда чиновники делают свою работу ответственно и грамотно.

Дело Л. — наглядный пример того, как принципиальная позиция суда может заставить миграционные власти проявлять больше чуткости, гибкости и человечности в гуманитарных ситуациях. В этом случае судья апелляционного суда по вопросам статуса Рахель Шарам встала на сторону матери и ребенка. Суд постановил предоставить им вид на жительство, невзирая на историю нелегального проживания матери и нестандартный гиюр семьи.

В этом обзоре мы постараемся подробно разобрать перипетии дела, доводы сторон и аргументацию судьи. Надеемся, что этот пример даст надежду другим людям, попавшим в схожую ситуацию, и покажет возможные пути выхода из нее.

В то же время решение Рахель Шарам ставит ряд непростых вопросов для израильской миграционной политики. Это вечный поиск баланса между буквой закона и соображениями гуманности, между строгостью и состраданием. Лично мне кажется, что решение Шарам — важный шаг в сторону более взвешенного и человечного подхода к проблемам миграционного права.

Желаем всем приятного и полезного чтения. Будем рады вашим отзывам и комментариям по столь непростому и неоднозначному вопросу.

Нелегальный статус и интеграция в ультраортодоксальную общину

Л., 1969 г.р., гражданка Филиппин, впервые приехала в Израиль в марте 1996 года по рабочей визе (B/1) для трудоустройства сиделкой. После истечения визы она не покинула страну, а осталась жить в Израиле без легального статуса. За 26 лет Л. ни разу не выезжала за границу.

С первых дней пребывания в Израиле Л. стала погружаться в ультраортодоксальную еврейскую общину в Бней-Браке. Довольно быстро она интегрировалась в эту закрытую среду, приняла религиозный образ жизни и, несмотря на отсутствие легального статуса, стала восприниматься как часть общины.

Сын-израильтянин и попытки легализоваться

В августе 2010 года, уже будучи нелегалом, Л. родила в Израиле сына. Его отец, израильский гражданин, уехал из страны еще во время беременности Л. С тех пор он больше не объявлялся в жизни Л. и сына.

Сразу после рождения ребенка Л. решила пройти частный ортодоксальный гиюр. Процедуру провел раввинатский суд Ниссана Карелица в Бней-Браке. Гиюр Л. проходила вместе с сыном.

В августе 2011 года Л. подала в МВД просьбу о гражданстве для себя и сына на основании гиюра и Закона о возвращении. Ведомство Л. отказало, утверждая, что не признает гиюры, цель которых — получить израильское гражданство.

Судебные процессы и череда отказов МВД

Л. попыталась оспорить отказ в БАГАЦе. Но в сентябре 2016 года, после нескольких лет проволочек, Высший суд справедливости принял сторону МВД. При этом БАГАЦ отметил, что ничто не мешает Л. просить в Израиле статус по иным основаниям.

Параллельно в МВД сформировалась уже целая история отказов по делу Л.:

  • В июне 2019 года Л. попросила статус для себя и сына в Израиле по гуманитарным соображениям. МВД долго не выносило решения, поэтому в феврале 2020 года Л. подала апелляцию в суд по делам миграции. Апелляция была отклонена.
  • После подачи этой апелляции МВД наконец вынесло решение по изначальной просьбе Л. от июня 2019 года. Ведомство вновь подчеркнуло, что не признает гиюры из раввинских судов типа суда Карелица и поэтому не видит оснований для легализации.
  • В мае 2020 года Л. подала досудебную апелляцию на отказ МВД. Однако министерство оставило жалобу без удовлетворения, даже не передав дело в Гуманитарную комиссию, как требовала процедура.

Дело попадает к судье Шарам

Очередной отказ МВД привел ко второй апелляции Л. в суд по вопросам статуса. На этот раз ее рассматривала судья Рахель Шарам. В июне 2021 года судья вынесла решение, что дело Л. обязательно должно быть рассмотрено Гуманитарной комиссией при МВД, а уже на основании выводов и рекомендаций комиссии гендиректор МВД должен решить вопрос.

Заседание гуманитарной комиссии состоялось в ноябре 2021 года. Комиссия рекомендовала отказать Л. в статусе и депортировать ее вместе с сыном из Израиля. Гендиректор МВД согласился с этим предложением и вынес соответствующую резолюцию.

Тогда Л. подала еще одну, третью по счету, апелляцию, на этот раз оспаривая решение по существу дела. Апелляцию снова рассматривала судья Шарам.

Грубое нарушение процедурных норм

Судья Рахель Шарам сразу отметила в решении, что процесс рассмотрения дела гуманитарной комиссией и МВД был проведен с грубыми процессуальными нарушениями. Эти ошибки, в числе прочего, привели к неверному результату — отказу в статусе.

В своем постановлении судья отметила следующие процессуальные нарушения:

Необъективность при проведении собеседования

Перед рассмотрением дела комиссия провела крайне тенденциозное интервью с Л. Все вопросы касались только ее прошлых связей с Филиппинами. При этом факты, указывающие на глубокую интеграцию семьи Л. в израильское общество, сознательно игнорировались чиновниками и никаких вопросов на этот счет система банально не задала Л.

Искаженная картина ситуации

Судя по протоколу, члены комиссии имели самое поверхностное, а порой откровенно искаженное представление о деле. Крайне важные факты были просто проигнорированы при рассмотрении дела. В итоге комиссия вынесла рекомендацию, не учитывающую реальное положение дел.

Избирательный подход к доказательствам

Комиссия крайне избирательно отнеслась к предоставленной Л. и собранной МВД доказательной базе. Ряд важнейших для дела материалов, включая экспертные заключения, вообще не получил должной оценки.

Это в первую очередь касается темы — существует ли на Филиппинах альтернатива для сохранения Л. еврейского религиозного образа жизни семьи на Филиппинах. Система банально проигнорировала этот вопрос при том, что суд недвусмысленно требовал его прояснить.

Неверная трактовка сути дела

Помимо процессуальных нарушений, судья Шарам детально разобрала ошибки МВД и комиссии в трактовке сути дела.

Подмена предмета обсуждения: судья отметила, что МВД и комиссия сознательно смешали божий дар с яичницей —  признание действительности гиюра Л. по Закону о возвращении (о котором Л. вообще больше не просила) и наличие у Л. серьезных гуманитарных оснований для получения легального статуса

В рамках рассмотрения гуманитарного прошения Л. вопрос «кошерности» гиюра не имел никакого принципиального значения. Между тем МВД построило большую часть аргументации именно вокруг этой темы.

То есть ведомство намеренно исказило предмет обсуждения. По сути, МВД исходило из ложного тезиса, что единственное основание для статуса у Л. — пройденный ей гиюр. При этом основные доводы женщины о том, что ее жизнь и жизнь ее сына полностью интегрированы в Израиле был буквально проигнорирован чиновниками.

Игнорирование факта интеграции в религиозную среду: судья также отметила, что МВД «не заметило» главного: Л. с сыном де-факто уже больше 25 лет являются частью ультраортодоксальной общины Бней-Брака. Все их социальные связи, занятия, уклад жизни завязаны именно на эту группу.

Однако МВД не стало глубоко разбираться, насколько разрушительна будет депортация для этой семьи. Ведомство ограничилось циничной “рекомендацией” — обратиться в общину Хабада на Филиппинах.

При этом в материалах дела была масса доказательств того, что еврейская религиозная община стала для матери и сына настоящей семьей. Это подтверждается множеством писем в защиту Л. от имени раввинов, учителей, соседей и рядовых жителей Бней Брака.

Благо ребенка

Сыну Л., рожденному в Израиле, было 12 лет на момент вынесения решения. Он никогда не знал другой реальности, кроме жизни внутри замкнутого мира ультраортодоксов. Ребенок учится в религиозной школе, читает и пишет на иврите, соблюдает все заповеди и обряды. Мечта мальчика — пройти обряд бар-мицвы в Израиле. Очевидно, что отрыв от привычной среды станет для него настоящей трагедией.

Л. — мать-одиночка. Из тех же материалов дела следует, что ее сын испытывает проблемы в учебе и поведении. Поэтому для нормального развития ему жизненно необходима та всесторонняя поддержка, которую обеспечивает община. Ничего подобного на Филиппинах нет и быть не может.

Тем не менее МВД фактически закрыло глаза на все заключения социальных работников, педагогов и детских психологов об угрозе депортации для ребенка. Вместо предметного анализа ситуации чиновники ограничились общими фразами о том, что положение сына Л. якобы не отличается от любых других детей нелегалов.

Здоровье матери и сына

МВД и комиссия практически полностью проигнорировали медицинский аспект дела. Хотя он имеет прямое отношение к оценке гуманитарных оснований.

Л. ранее перенесла онкологическое заболевание и до сих пор нуждается в регулярном врачебном контроле. Ее сын страдает тяжелой формой хронической астмы. Ранее семья уже пользовалась поддержкой и помощью со стороны своей религиозной общины, когда мать и сын оказались в сложной ситуации.

Однако ни МВД, ни комиссия даже не попытались проверить, насколько доступны все необходимые Л. и ее сыну медицинские процедуры на Филиппинах и отвечает ли качество лечения на Филиппинах их потребностям. Хотя данные вопросы напрямую влияют на оценку гуманитарных аспектов ситуации.

Последовательно игнорируя все эти обстоятельства, МВД по сути уклонилось от полноценного анализа конкретного случая и материалов дела, отдав предпочтение слепому, механическому применению общих норм и правил.

Принципиальные ошибки подхода МВД и комиссии

В своем решении судья Шарам пошла дальше разбора конкретных ошибок и сформулировала ряд системных изъянов, которые обнаружились в работе МВД и комиссии по этому делу.

Главное заблуждение в подходе чиновников — попытка искусственно разложить сложную историю жизни Л. и ее сына на отдельные факторы, каждому из которых была дана предвзятая негативная оценка. А в конце МВД лишь формально констатировало, что у Л. якобы «сохраняется связь с Филиппинами», поэтому нет оснований давать ей статус.

Однако такая механистичность противоречит базовым принципам права. Закон требует учитывать все обстоятельства в совокупности и оценивать их кумулятивный эффект. По сути же МВД закрыло глаза на очевидный факт многолетней интеграции семьи Л. в израильском обществе.

Судья Шарам отметила, что такие методы работы Гуманитарной комиссии буквально извращают и выхолащивают идею ее создания и понятие «гуманитарные основания». По замыслу, именно этот орган должен был привносить в миграционную систему элемент гибкости и нестандартных решений в исключительных случаях. На деле же комиссия лишь штампует решения по бюрократическим лекалам.

В этой связи Апелляционный суд сформулировал принципиальную правовую позицию: даже формально строгие нормы закона допускают исключения, продиктованные элементарным человеческим состраданием. В определенных случаях, когда депортация грозит сломать судьбу людей, искренне укоренившихся в Израиле, МВД обязано отступить от буквы закона и проявить гибкость. Голословные ссылки на «сохранение связей со страной исхода» в такой ситуации неуместны и нарушают элементарные права человека.

Чиновники часто злоупотребляют тезисом о том, что «израильское общество не должно поощрять нарушителей закона». Однако, как показывает дело Л., бывают случаи, когда человечность важнее формальной строгости. И закон не должен быть слеп к таким ситуациям.

В конечном счете, резюмировала судья Шарам, политика Израиля в отношении мигрантов должна учитывать не только нормы, но и нравственность. Если государство хочет оставаться верным своим гуманистическим идеалам, оно обязано находить компромисс между порядком и состраданием.

МВД предоставит Л. и сыну вид на жительств

Рассмотрев дело, суд постановил:

  1. Апелляцию Л. полностью удовлетворить. Отменить решение МВД об отказе в статусе и депортации заявительницы и ее сына. Признать, что в данном случае усматриваются достаточные гуманитарные основания для легализации.
  2. Обязать МВД предоставить Л. и ее сыну временный вид на жительство (А/5) на 1 год с правом продления. За этот период ведомство должно пересмотреть дело с учетом всех обстоятельств и принять окончательное решение о постоянном статусе.
  3. Взыскать с МВД в пользу Л. судебные издержки в размере 7000 шекелей.

Cигнал обществу

Судья Шарам специально отметила символичность того факта, что решение по делу Л. выносится накануне Рош ха-Шана и Йом-Кипура — главных дней духовного самоочищения в еврейской традиции.

По ее мнению, это удачное совпадение. Ведь вердикт по резонансному делу — это всегда сигнал, обращенный ко всему обществу. И вынесение такого гуманного решения в преддверии Судного дня напоминает всем нам о важности сострадания и милосердия.

История семьи Л. показывает, сколь запутанными и неоднозначными порой бывают человеческие судьбы. Однако закон существует не в вакууме, а в тесной связи с моралью и нравственностью. Поэтому там, где буква входит в противоречие с сутью и элементарной справедливостью, система обязана искать компромисс.

[1312-22]

Видео о гуманитарном процессе:

Оцените статью
Понравилось? Расскажите друзьям:
Custom Gravatar
Артур Блаер Адвокат Facebook Youtube Instagram
Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Связаться с нами
* Обязательно к заполнению