В недавней статье я коснулся практически неизвестной многим моим читателям теме: пенсии пережившему супругу (на иврите: «битуах шеирим»). Напомню, речь идет о страховании, которое в соответствии с законом очень часто приобретается в рамках пенсионной программы на работе. Этот вид страхования призван обеспечивать членов семьи умершего пенсией, в некоторых случаях пожизненной.

О пенсии пережившему супругу многие, повторяю, ни сном, ни духом не ведают. Тому пример дело, рассмотренное тель-авивским судом по трудовым спорам в ноябре 2015 года. Нигериец Матио Укцоко проработал около года в одной из гостиниц Эйлата, после чего был уволен. Спустя полгода Матио умер.

Через 7 лет, просматривая бумаги покойного, его вдова и сын случайно наткнулись на документы, из которых следовало, что пока Матио работал в гостинице, работодатель осуществлял для него пенсионные отчисления. Среди прочих страховых и пенсионных составляющих была и пенсия пережившему супругу («битуах шеирим»).

Родственники покойного обратились в пенсионный фонд (керен пенсия) «Менора» с требованием назначить им пенсию (в случае супруги – пожизненную) ввиду смерти Матио, но в претензии было отказано. «Менора» аргументировала отказ тем, что после увольнения Матио его работодатель перестал осуществлять страховые взносы, что, соответственно, привело к автоматической отмене страховки.

Вдова и сын не согласились с позицией «Меноры» и обратились в суд. В исковом заявлении они утверждали, что «Менора» не поставила в известность Матио о прекращении страховых взносов и возможных последствиях. Знай он о том, что может лишиться страховки и, как следствие, возможности обеспечить свою семью в случае смерти, обязательно бы позаботился о выплате страховых взносов (так называемой «премии») из личных средств, аргументировали родные покойного. «Менора» в свою очередь утверждала, что в данном случае не была обязана извещать Матио о прекращении страховых взносов и последующей отмене полиса.

Судья Оснат Робовиц-Баркаш изучила обстоятельства дела и решила в пользу покойного. В этом прецедентном решении судья напомнила «Меноре» об элементарных обязанностях, возложенных законом на страховщиков, в первую очередь вести себя добросовестно по отношению к страхователям и проявлять максимальную прозрачность.

В данном случае страховая не объяснила Матио, что прекращение страховых взносов после увольнения может существенным образом ему навредить. «Менора» должна была официально известить Матио о последствиях отмены полиса, постановил суд, чего она не сделала. В итоге суд признал в этом весьма небанальном случае право вдовы на пожизненную пенсию и право сына на пенсию до 21 года.

Статьи по теме:

Машканта и страхование жизни

Инфаркт, стресс и депрессия как производственные травмы

Рак как профзаболевание

Рак легких как профзаболевание маляров

Потеря слуха как профзаболевание

Производственные травмы, полученные вне работы

ДТП и компенсации

ДТП и производственные травмы

Что общего между страховым полисом, завещанием и наследством?

Страхование детей от несчастных случаев

Страхование пережившего супруга (“битуах шеирим”)

Нарушение условий сохранения застрахованного имущества